Начать и… бросить

ПОИСКИ СЕБЯ ИЛИ ЧИСТОЕ ЛЕГКОМЫСЛИЕ

И года не прошло, а ваш ребенок заявляет: «Все, я больше не буду ходить в музыкальную школу! Надоело мне это ваше пианино (коньки, мольберт — нужное подчеркнуть)!» Или того хуже — ничего не говорит, зато многозначительно мнется перед каждым занятием, внимательно прислушивается к себе: не болит ли что? Может, удастся сегодня пропустить ? И завтра тоже?..Как быть? Отпустить ребенка на все четыре стороны или заставить его продолжить начатое? Выяснять причину от­каза или молча дотерпеть до диплома, итогового концерта, синего пояса? И вообще: почему нас это выводит из себя?

Бывают дети нерешительные, осторожные, с сомнением относя­щиеся ко всему новому. Какой кру­жок им ни предложи — поначалу обязательно откажутся. Но стоит уговорить на пару посещений, ре­бенок втягивается и уже с удоволь­ствием спешит на занятия. С другой стороны, не ломаем ли мы волю че­ловека, настаивая на своем.

Рецепт. Может, пора поговорить с ребенком? Вспомните вместе, как начиналось каждое увлечение: сна­чала слезы — потом восторг. Гля­дишь, приступая к очередному но­вому делу, подросток либо будет меньше сопротивляться (отнесется к родительской настойчивости с пони­манием как к необходимому «вдох­новляющему пинку»), либо серьезно и вдумчиво обоснует свой отказ, де­монстрируя не страх, а осознанное и аргументированное решение.

журнал5

СЕЗОННАЯ ХАНДРА

Зима, холодно, темно. Сплош­ные контрольные. И никуда не хо­чется идти, и делать ничего не хо­чется. И даже любимое дело устав­ший ребенок готов забросить. Од­нако родители понимают: если он поддастся минутной слабости, че­рез месяц пожалеет, что ушел, за­хочет вернуться к занятиям. Но — могут и не взять обратно. Или по­следствия окажутся слишком пе­чальными (не возьмут на соревно­вания, в которых так хотелось по­бедить; главную роль в спектакле отдадут другому). Да и вообще, за­нятия спортом, искусством, наукой и техникой нужны, кроме всего прочего, для того, чтобы научить ребенка бороться с трудностями. Каждый нынешний музыкант, спортсмен, танцор расскажет вам, как его тащили волоком на теннис, пристегивали карабином к роялю или хореографическому станку. При этом половина вчерашних му­чеников сердечно поблагодарит родителей за дальновидность и настойчивость.

Рецепт. Запомним твердо: роди­тельские уговоры, споры, угрозы — это всегда риск. Но и мгновенное согласие с любым решением ре­бенка — не менее рискованно. Психологи отмечают: нынешние подростки нетерпимы к трудно­стям, не способны преодолевать сложности. Им проще бросить, чем приложить усилия. Всякий риск должен быть взвешен и осо­знан. И чем выше уровень опасно­сти (детского сопротивления), тем осторожнее нужно действовать.

ЭФФЕКТ НЕОЖИДАННОСТИ

Порой родители принимают ре­шение ребенка «в штыки» просто потому, что они никак не ожидали такого. У них в сознании живет иде­альный образ ребенка, увлеченно­го спортсмена или художника. А тут вдруг — иная реальность. Живой ребенок, который хочет чего-то другого, не того, о чем мечталось.

Рецепт. Устроив ребенка в хоро­шую секцию, поставив «на рель­сы», рано расслабляться. Мнение ребенка о выбранном занятии, его планы на жизнь стремительно ме­няются. Общайтесь с детьми! Ин­ тересуйтесь, как проходят занятия, каковы успехи, проблемы, планы на будущее.

ТРУДЫ НАСМАРКУ

Чтобы ребенок начал заниматься в каком-нибудь кружке, родителям приходится потратить немало сил, времени и средств: найти кружок, записать туда чадо, сходить на ро­дительское собрание, обеспечить ребенка необходимым инвента­рем. К тому же сейчас ребенок не ходит на занятия — его «отвозят», «отводят».

И вот, только мы успели приспо­собиться к расписанию, подружить­ся с педагогом, привыкнуть к новой сумке для коньков или эскизов, ре­бенок сообщает: все, мне надоело. Ну как тут не рассердиться?

Рецепт. Если вместо одного круж­ка ребенок планирует посещать другой, а сил на решение орг- вопросов у вас уже нет, назначьте его ответственным за переход! Пусть сам составит новое расписа­ние, список необходимых покупок, посмотрит цены в Интернете. В ка­честве радикальной меры можно, к примеру, предложить «разбить» личную копилку, чтобы купить хок­кейную клюшку — семейный бюд­жет не резиновый!

Если же ребенок уходит из своей секции «в никуда», возьмите не­большую паузу. Освободившееся время и вы, и ваш «дезертир» по­тратите на давно отложенные дела, заодно пообщаетесь.

И ВОТ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНЬЕ

Еще несколько лет назад ребенку можно было никуда не ходить, кроме школы, и это не считалось чем-то постыдным. Теперь мы с трудом найдем школьника, кото­рый не занимается ни в каких кружках. Родители считают своим долгом записать детей на два-три дополнительных занятия — как ми­нимум. Иначе окружающие поста­вят под сомнение их заинтересо­ванность в развитии ребенка. По­этому желание ребенка уйти с до­полнительных занятий мы часто расцениваем как угрозу собствен­ному имиджу.

Рецепт. Главное — уверенность в своих поступках. Вспомните, что все эти кружки и секции — для ребенка, а не для «галочки», не для дедушки с бабушкой и не для соседки, у ко­торой дети день и ночь пилят на скрипке или делают растяжки у станка. Общественное мнение — это хорошо, но у нас свой путь.

«ОБИДНО, ВАНЬ»

Да-да, не удивляйтесь! Для мно­гих родителей желание ребенка бросить дополнительные занятия — как отказ от драгоценного подар­ка. Девочка не хочет быть балери­ной — значит, не ценит нашей за­боты о ее фигуре, о ее будущем. Так уж мы, родители, устроены: малейший успех ребенка прини­маем как собственный, его неуда­чи — наши печали. И каждое дело, не доведенное ребенком до по­бедного конца (не полученный в музыкальной школе диплом, недо- вязанное кашпо), мы считаем лич­ным поражением.

Рецепт. Постарайтесь отделить детские проблемы от собственных. Мы, родители, как ни крути, про­сто «приводим к водопою», а «пить» — задача детей. Кроме того, не предсказатели же мы, в конце концов. Кто знает, может быть, ре­бенок уходит из бокса в театраль­ную студию как раз вовремя, чтобы сохранить приятные впечатления, здоровье и не потерять драгоцен­ного времени?

 

 

 

ВЫВОД: «ПЕДАГОГИКА БРОСАНИЯ»

Уходить ли ребенку из кружка или секции? Универсальных реше­ний нет. Можно надавить, заста­вить — и дать ребенку возмож­ность стать счастливым человеком. Можно отпустить, разрешить при­нять самостоятельное решение — и тоже вырастить счастливого чело­века.

Чтобы не ошибиться, обязатель­но поговорите с ребенком. Зачем и почему он ходит на занятия? Для высоких достижений? Ради буду­щей профессии? Для общего раз­вития? Чтобы кое-чему научиться? Для здоровья? Ради удовольствия? Чтобы закалить характер и волю? За компанию? И главное: почему решил бросить?

Родители, как правило, отлично знают, зачем они записали ребенка в кружок. А ребенок, даже если он занимается с удовольствием, не всегда понимает, зачем ему это нужно. В шесть-семь лет еще мож­но просто слушаться маму с папой, особенно если не слишком сложно и даже интересно. В десять- двенадцать лет нужна мотивация посерьезнее.

Задача родителей — держать руку на пульсе, быть готовыми вовремя усложнить задачу, разбудить в ре­бенке смелые амбиции — чтобы продолжить начатое или отпра­виться на поиски новых увле­чений.

Свидетельства ОЧЕВИДЦЕВ И УЧАСТНИКОВ

Ксения, мама:

«Ну да, моего сына заставишь! Как упрется, и ни в какую. Так мы бросили уже и плавание, и акроба­тику (полезные для мальчика заня­тия!) — не пойду, и все тут. Облю­бовал себе какую-то бестолковую школу игры на укулеле (это такая крошечная гитара, смех один!). Умолял нас, прямо до крика: ну по­жалуйста, хочу! Вот, ходит уже вто­рой год. Мы привыкаем к мысли, что спортсмена нам не растить.»

Виктор, отец:

«У меня дети большие любители записываться во всякие секции, а к Новому году все бросить и на­чать искать новых приключений. У меня свои принципы: дети должны обязательно заниматься спортом. Поэтому, если бросаете горные лыжи, начинайте заниматься тен­нисом. Если надоест теннис — иди­те на гимнастику. Просиживать без нагрузок я не позволяю. Все осталь­ные «изо-музо» меня мало волну­ют: пусть занимаются для общего развития, бросают — на здоро­вье».

Николай, руководитель лите­ратурной студии:

«А кто вам сказал, уважаемые родители, что ребенок не должен бросать начатые занятия? Должен, обязательно! Начинать, делать па­узу, уходить, может быть. И воз­вращаться потом, если соскучился. У меня, например, почти все сту­дийцы — «возвращенцы». Каждый новичок уходит: кто на полгода, а кто и навсегда. Что ж, значит, «не его». Зато кто вернулся, точно зна­ет, что здесь его место, здесь ему нужно быть».

Вера, тренер по художествен­ной гимнастике:

«В сентябре ко мне набиваются в группу по тридцать пять-сорок де­вочек. К концу года — дай бог, если будут ходить десять человек. В не­котором смысле, это естественный отбор: у меня заниматься трудно, я требую отдачи, внимания. Если ребенок пришел ко мне за чем-то другим, кроме художественной гимнастики, он вскоре сам отсеет­ся. Зато те, кто продержались года два, имеют все шансы добиться настоящего успеха. А зачем еще за­ниматься? Все эти походы «для об­щего развития» меня просто раз­дражают. Как можно чего-то ждать от детей, если вы их водите «про­сто так»?! Могу сказать, я поощряю, когда родители проявляют некоторую жесткость. Все, кто хоть чего-то до­бился в жизни, все меня поддер­жат. Каждому нужен человек, кото­рый скажет: «Соберись!» Особенно это нужно детям, которые пока не умеют концентрироваться на цели. Я воспитала уже не одну чемпион­ку. Поверьте, я знаю, что говорю».

Яна, руководитель изосту­дии:

«Иногда ко мне приводят детей, которые не хотят рисовать. Это су­щее наказание — постоянно делать замечания, придумывать всякие уловки. Бывает, конечно, что дети постепенно втягиваются. Но если за несколько месяцев ученик не проникся — значит, родителям сто­ит умерить свои амбиции и поис­кать что-нибудь, к чему у ребенка действительно лежит душа».

Александра, бывшая ученица музыкальной школы:

«Когда мама с бабушкой отдали меня, семилетнюю, в музыкальную школу, я вообще не понимала, к чему это и зачем. Но я была пози­тивным ребенком и не имела ни­чего против: играть — так играть, петь — так петь. Спустя года два, когда на отработку гамм и арпед­жио приходилось тратить уже по полтора часа в день, я стала ле­ниться. Ну не настолько я любила музыку, чтобы каждый день са­диться за инструмент! Родные и пе­дагоги относились к моей лени терпимо, но все-таки уговаривали позаниматься — «не оставляй по­сле себя нерешенных задач». Без всякого удовольствия я «допили­ла» музыкальную школу. Послед­ние два года в музыкалке не были адом: с друзьями общалась, кое- как тарабанила на пианино на тро­ечку. Диплом у меня есть, а вот за инструмент я так ни разу с тех пор и не села — ненавижу».

Ника, бывшая ученица во­кальной студии:

«С четырех лет мама отдала меня в вокальную студию, я там пела лет до двенадцати, потом решила бро­сить. Тогда многие у нас бросили — нагрузка в школе, переходный воз­раст, мальчики. А мама мне сказа­ла так строго: «Учись! Потом мне же спасибо скажешь». Сколько тут было истерик, слез. Но она как кремень: нет, ты будешь ходить!

Ну так вот, в пятнадцать лет я по­ступила в музыкальное училище, стала актрисой музыкального теа­тра. Сейчас играю в мюзиклах меня даже на улице узнают. Иногда после спектакля иду домой и ду­маю: «А мама-то была права!..»»

Елена, бывшая ученица физико-­математического кружка:

«Думаю, дети бросают занятия от пресыщения всеми этими допол­нительными активностями. Лично у меня было счастливое детство: я сидела дома и была сама себе хо­зяйка. Играла во что хочу, рисова­ла, что в голову придет, или просто бездельничала. Ни на какие круж­ки родители меня не записывали, ждали случая: что прибьется к бе­регу, то и прибьется.

В третьем классе учительница за­писала меня в физмат кружок — родители даже не знали, что я чем- то там на продленке занимаюсь. Для меня этот кружок стал отдуши­ной! Мои одноклассники уже уста­ли от своих секций, а я только во­шла во вкус. Так я там и пропадала, потом поступила на физмат МГУ

Не могу сказать, что я что-то по­теряла, не занимаясь хореографи­ей или рисованием. Сейчас танцую и рисую примерно так же, как все мои сверстники, которые через слезы и истерики ходили зани­маться. Думаю, это удача, что я не разменивалась на мелочи, а погру­зилась во что-то одно, что мне действительно было по душе».

Артем, бывший ученик круж­ка «Умелые руки»:

«Я чем только не занимался в детстве! Слава богу, бабушка со­глашалась водить меня на все, чего мне хотелось, и в любое время: бальные танцы, футбол, теннис, клуб юного техника, шахматы, сто­лярная мастерская. Как я сейчас вижу, половину этих секций можно смело выкинуть из моей биогра­фии. Не то что не пригодились — вообще не запомнились! Но кое- чему я все-таки в детстве научился. Дома все чиню сам, полки дере­вянные, столешницы сколачиваю своими руками. С дочкой занима­юсь танцами — для осанки. Сейчас у меня такая позиция: пока не по­пробуешь, не поймешь. Значит, надо пробовать!»

 

 

Учебно Воспитательный Комплекс "Рефал"